коливинг

Вадим Журдан: «В физическом мире нарастает потребность в форматах, аналогичных соцсетям. Коливинг – это пространство, где тусят 20 френдов, и есть приватное место»
КОЛИВИНГ. VOL.2

КАК ЖИТЬ: НОВЫЙ ЛАЙФСТАЙЛ

Управляющий партнер в Today®. Кофаундер в StormCrew.
Вадим Журдан
Про формат
коливинга
Вадим Журдан: Базово коливинг – это жилое пространство с общими зонами, которые люди шэрят, и приватными зонами. Но под такое описание попадают и коммуналки с общежитиями. А если отделять именно коливинг, то это место, где люди знают соседей и соседи представляют ценность друг для друга. Им интересно и приятно находиться вместе.

В Москве, насколько мне известно, нет брендированных, коммерческих коливингов. (trendspot: есть коливинг Early Birds в Питере.) Некоторые хостелы, добившиеся однородной качественной аудитории, можно отнести к разновидностям коливингов. В целом московские коливинги существуют в формате больших квартир, где живут компании интересных людей. Теоретически любая компания может быть основой для коливинга, но опыт показывает, что это формат для легких на подъем и расположенных к общению людей.

Квартирные коливинги обычно собраны вокруг себя, чтобы самим стало интереснее жить. Тут та же история, что с коворкингами: они же зачастую возникают из-за того, что все офисы не устраивают. Ребята говорят: «А давайте сделаем нормальный офис под себя». Потом они сидят там впятером, скучновато. И тогда они говорят: «А давайте еще полэтажа отремонтируем и пригласим прикольных соседей». Здесь похоже.
Про опыт жизни
в коливинге

Вадим Журдан: Я какое-то время жил в коливинге. В моем случае это была пятикомнатная квартира с огромной гостиной. Там жили экспаты, которые учились или работали в Москве. Каждый из нас снимал небольшую комнату со спальным и рабочим местом. При этом мы проводили много времени в общем пространстве.

Когда я живу в Москве, найти квартиру на свой вкус – белые стены, паркет, без ковров – либо сложно, либо они в три раза дороже, чем тот же метраж, но «с коврами». В какой-то момент я подумал: «Черт с ним, забронирую пока на Airbnb комнату в большой квартире и продолжу искать». А дальше мне понравилось, и я остался на долгое время. Географически это было в районе Садового кольца. Комната стоила, как однушка в районе Третьего кольца, притом что комнат было пять, – достаточно дорого. Жизнь в коливинге – это история не про снижение личных расходов, а про добавленную ценность.

Первое, что мне понравилось, – квартира была сделана под лофт: белые стены, высокие потолки, местами оголена кирпичная кладка. Второе – огромная гостиная, каких не бывает в однокомнатных и двухкомнатных квартирах. Иметь доступ к большим жилым пространствам важно на базисном уровне, это вопрос соразмерности масштаба и влияния среды на сознание. Третье – классная техника, квартира была оборудована существенно лучше, чем обычно. Четвертое – светлая комната с большим окном и широким подоконником. Из нее можно было выйти в гостиную: там кто-то с кем-то разговаривает, а кто-то чиллит один – и ты выбираешь либо то, либо другое, сам регулируешь дистанцию. Я понял, что мне будет комфортно, независимо от графика соседей. Такое пространство можно использовать под себя и выбирать время, когда хочешь быть один и с людьми.

Собеседования как такового не было, но мы познакомились с хостом сначала, и я предполагаю, что ответ мог быть отрицательным. В других московских квартирных коливингах, которые мне известны, действительно собеседуют. Хост был из России, нормальный товарищ. Мы пообщались, я рассказал, чем занимаюсь. А потом мы встретились с ребятами, и я понял, что будет интересно. Один парень был театральным режиссером из Франции, а я люблю французский язык. Второй – архитектор. Третий человек – девчонка из Лондона, у которой была школа актерского мастерства. Ну и так далее. То, что это были иностранцы, – дополнительный плюс для меня, история про учтивость в быту, а не про российскую коммуналку. Так что решение я принял быстро.

Особых бытовых неудобств не было, хотя в этом случае мы пользовались общими ванными. Санузлы были раздельными. В коливингах это организовано по-разному: где-то собственные ванные, а где-то общие.
Про трактовку коливинга
как «имитации семьи» и «пространства дистопии
для лузеров»

Вадим Журдан: Это просто конструкт, что семья – некий идеал, и ее либо имеют, либо жалко имитируют. В развитом мире статистика качества жизни сегодня не в пользу семьи.
Я был на встрече, посвященной поколению Y, в рамках выставки «Арт-Москва». Там собрались девелоперы, архитекторы и медийщики. Выступали главред «Афиши.Daily» Екатерина Дементьева и какая-то девушка-архитектор со своим бюро. Дементьева говорила о том, что ребятам нужен сервис «Сделано». А архитектор говорила, что тот, кто не накопил на золотой унитаз, лох – это довольно смешно.
Про причины
тренда на
коливинг

Вадим Журдан: Сейчас коливинги становятся социальным и бизнесовым трендом, благодаря 3 толкающим трендам.

Первый тренд – про рынок недвижки. Уменьшение private space, увеличение public space – это тренд на уровне архитектуры жилых пространств. Так выгоднее в плане бизнеса – из оборота физически вынимается меньше площади на клиента.

Концепция отелей, причем дорогих, развивается в направлении коливинга. Поэтому принцип организации пространства в коливингах легко объяснить на примере гостиничной сети CitizenM. Эти отели есть в Амстердаме, Нью-Йорке и Лондоне, и позиционируются они как дизайнерские. В CitizenM приватная площадь минимизирована. Это номера по 12 метров, но с большим окном, кингсайз-кроватью и санузлом с тропическим душем. При этом общественные пространства там большие, с очень качественной инфраструктурой и хорошей техникой. Это новый, более современный формат компоновки отелей. В этом направлении многие смотрят и делают.

Экономика бизнеса тут простая. Площади нарезаются, и метр должен сколько-то приносить. Есть звездность отеля и рыночные цены. Перемножая цифры, ты понимаешь, что получишь. Если нарезаешь по 45 метров, то нет бизнесовой гибкости: либо клиент занял эти 45 метров, либо они не приносят дохода. Нарезая в 4 раза меньше, по 12 метров, ты получаешь более гибкую модель. Если правильно считать потоки по времени, можно увеличить количество клиентов, пропускаемых через эту инфраструктуру. Растет маржинальность и улучшается качество: ты поставишь дорогую мебель и крутую технику.

Целесообразно это и для клиента. Можно за Х денег жить в облупленной трехзвездной гостинице в номере площадью 45 метров. А можно за те же деньги жить в классном отеле или коливинге с 12-метровой комнатой и крутым общественным пространством, где приятно сидеть работать или общаться.

Второй тренд – про социалку. Тут много аспектов: про изменение концепции владения имуществом, про образ жизни, про желание общаться с близкими по духу сверстниками, про родителей и детей, про отношения, про объединение недвижки и сервисов.

Сначала любовь к большим машинам, затем – любовь к маленьким машинам, а потом – любовь к Uber – концепция образа жизни у многих людей эволюционирует так же. Некоторое время назад было ценно и модно иметь свои площади и машины, то есть противопоставлять себя миру. Это ограждение уходит. Где-то оно прорывается обратно, но в целом тренд такой, что оно уходит.

Количество глубоких и близких контактов не особо растет. Но благодаря соцсетям стало намного больше смолтоков, общения на уровне знакомства. Лично у меня лайтового общения через соцсети в десятки раз больше, чем 5–10 лет назад. В физическом мире нарастает потребность в форматах, аналогичных соцсетям. Коливинги и отели нового типа создают такую среду в офлайне. И бизнесу это не стоит каких-то специальных денег, а зарабатывать позволяет больше.

Рынок жилой недвижимости развивается в концепции «район-город, квартал-город, дом-город». Когда инфраструктура сосредоточивается в одном месте, людям не нужно перемещаться, чтобы получить сервисы и комьюнити по потребностям.

Как все происходит обычно: человек зашел в отель или квартиру, включил телевизор или ноутбук и сидит один. Людей из соседней квартиры он либо не знает, либо не хочет знать. Если ему нужны люди, знания, edutainment, knowledge sharing, какие-то активности, то надо все это искать и ехать. Физическое пространство, где тусят 20 френдов и происходит что-то интересное, при этом у тебя есть приватное место – это намного прикольнее. Модель коливинга предполагает предварительное собеседование или знакомство с комьюнити – хороший способ сделать соседей плюсом.

Третий тренд – про Sharing Economy. Эта экономическая модель позволяет за счет общего пользования снижать косты. Возьмем услугу клининга, она стоит 1000 рублей в час. Если уборщица работает в коливинге на зарплате, то за счет шэринга уборка стоит человеку не 1000 рублей, а 500. И таких вариантов шэринга много.

Все перечисленное выливается в глобальный тренд на пересборку форматов, физических пространств, личных и бизнесовых ресурсов. Такая оптимизация дает win-win всем. t

Вторая часть интервью с Вадимом – про тренды на рынке недвижимости.

Фото предоставлено: Вадим Журдан

Made on
Tilda