Eat Art: искусство еды и еда как искусство. Поясняет Юлия Белоусова (Ephemeral Dinner)


Изображение: Ethemeral Dinner
В предположительно главном из базовых 4П интересе человечества наметились идейные сдвиги. Мы, может, и не воспринимаем всерьез хайповую еду вроде коктейлей с активированным углем, зато многие замечают что-то новое в философии потребления.
Наблюдения Трендспота. Что происходит. Трендовые явления не всегда новые. Функции трендспоттинга – обращать внимание на идеи, которые сейчас стали близки многим и указывают интересный путь, трекить векторы развития цивилизационной мысли.

Стол французских королей, искусство чайной церемонии, высокая кухня Алена Дюкасса – философия еды как эстетического экспириенса существует давно и реализована в разных культурах. В контексте трендспотинга значимо то, что сейчас ценность гастрономического экспириенса стала понятной и доступной не только для элит. Проводниками тренда на демократизацию гастрономической культуры выступили Instagram и фудис, но это было только начало. Следующая ступень – искусство красивой жизни как социальная и культурная норма среднего класса. Гастрономический экспириенс превратился в эстетический наряду с посещением галереи и театра – это важная часть городской культуры и лайфстайла благополучных образованных горожан. По сути, популярные городские медиа привлекают значительную часть аудитории именно ресторанными обзорами с фотографиями.
Eat Art и культура миддл-класса: гастрономические хобби, эстетический экспириенс, синтетические форматы, внимание к ощущениям.
Этот тренд говорит о процессах не самых очевидных, но значительных.

Заметно, как усиливается фокус на телесных ощущениях, чувственном восприятии мира. Если вы до сих пор не знакомы с культурами ASMR и mukbang, надевайте наушники и открывайте Youtube.

Дешевая углеводистая еда и джанкфуд со сложносочиненным составом и сомнительным влиянием на здоровье и физическую форму ассоциируется теперь с низовыми стратами общества. «Лишний вес – признак бедности» – не фигура речи. А новый оформившийся процесс такой: для среднего класса стал чрезвычайно интересен эстетический и вкусовой экспириенс – стиль питания и личная философия еды теперь отражают социальный и культурный статус человека. Если в прошлом такие различия были продиктованы экономическими причинами, то в наше время они уже, скорее, мировоззренческие.

Еда сливается с искусством, эстетика еды варьируется от фаст-арта на тарелке в модном рестике до гастрономических спектаклей и новых синтетических форматов. Например, арт-проект Ephemeral Dinner объединяет гастрономию с современным искусством и интеллектуальным соушалайзингом.

Поговорили обо всем этом с куратором арт-проекта
Ephemeral Dinner Юлей Белоусовой.


Юлия Белоусова

Куратор проекта Ephemeral Dinner. Берлин
Юлия Белоусова: Искусство еды и еда как искусство, конечно, не новая тема. В шестидесятых годах художник Даниэль Сперри придумал направление «новый реализм». Превратить повседневные ситуации в произведения искусства – это занимало его как художника. Он исследовал еду как социальное действие и предложил термин Eat Art.

По ряду причин еда стала неотъемлемой частью культуры среднего класса. Eat-арт превратился в повседневность сегодняшнего миддл-класса. Нам уже недостаточно есть вкусно и полезно – хочется необычных блюд, красивой подачи и экспириенса.

Проект Ephemeral Dinner, который я придумала и курирую, соединяет искусство и кулинарию. Это новый формат – ужины-выставки, путешествующие по Европе и приготовленные двумя художниками. Ephemeral Dinner длится одну ночь, и каждый раз он проходит в новом месте, в каком-то необычном пространстве.

Я вижу миссию этого проекта в поддержке молодых художников и подаче современного искусства в форме, доступной широкой аудитории. Молодой художник (emerging artist) и художник-ментор, признанный на международном уровне (established artist), во время Ephemeral Dinner, ведут диалог друг с другом и с гостями. >>
Фото предоставлены: Ephemeral Dinner. На фото художник Дмитрий Гутов общается с гостями во время приготовления ужина в тандеме с художником Ильей Фетодовым-Федоровым.
Юлия Белоусова: В пространстве ужина на одну ночь вырастает выставка молодого художника. Пока гости смотрят выставку, художники, начинающий и признанный, готовят ужин. Кулинарный диалог – метафора. Он подчеркивает необходимость менторства и идейного обмена между поколениями. Меню разрабатывают художники. Ужин проходит непосредственно в пространстве выставки или перфоманса молодого художника. И, по сути, приготовленные блюда становятся совместным произведением искусства.

От гостей в данном случае ничего не требуется, можно просто наслаждаться эстетикой искусства, приятным обществом, изысканным ужином. Обычно кто-то из гостей связан с искусством профессионально, кто-то любительски, а кто-то увлекается искусством как зритель, учится разбираться в нем. Авторитетный галерист сидит за столом рядом со студентом биологии и начинающим стартапером. Гости наблюдают, как художники готовят, это атмосферно и весело: художник с мировым именем бегает по кухне с раскаленной сковородкой и спорит с молодым художником о жизни, искусстве и подаче гуакамоле.

Гости не платят за участие в Ephemeral Dinner, вход по приглашениям. Для чего вот это все тогда? У меня, как человека из мира искусства ответ такой: искусство бесцельно, но выражает суть человека. Ее также выражают потребность людей в общении и наслаждении жизнью. Наш проект – игра с ожиданиями и шаблонами восприятия. Искусство это всегда что-то новое, непривычное, непонятное. В данном случае еда становится медиатором между разными людьми и аспектами культуры, способом передачи информации и объединяющим фактором.

В сегодняшнем мире еда как способ насыщения уже малоинтересна в обеспеченном обществе. Кулинария и все, что вокруг нее, стали частью культуры, лайфстайла и социального действия. По сути, гастрономическую осведомленность теперь можно рассматривать как еще один признак образованности. t

Made on
Tilda